0

Луганск и его жители

В любой город лучше приезжать в солнечную погоду, особенно это касается Луганска. Иначе — за дождем и туманом, да повышенной облачностью и холодными мантиями туч особенно велика вероятность, что фантастические индустриальные ландшафты, которые тянутся на десятки километров, нехитрая хрущевская архитектура и современная крикливая реклама настроят вас против этого «самобытного уголка Украины», как выражаются в туристических путеводителях.

А мне лично очень этого не хотелось бы. Малая, но все же Родина. Поэтому когда мы утром подъезжали, а за окном сквозь мерзкий полевой туман вываливалось желтое ноябрьское солнце, я порадовался возможности вернуться в места, которые и формировали свое время, в глубоком детстве, мои представления о том, что такое пространство, и как он растворяется во времени. Хорошо возвращаться туда, где тебе было хорошо. Даже если особо не рассчитываешь на то, что хорошо будет и дальше. Честно говоря, бесполезное занятие — выискивать какие-то отличия в знакомых тебе пейзажах, смотреть — что же здесь изменилось за последние 30 лет.

Ну, потому что могло измениться? Единственное, что по-настоящему изменилось — срезали терриконы: во времена моего детства они были вдвое выше, что, конечно же, завораживало детское воображение, наполняя ее присутствием гор. Зато, срезанные терриконы оставили больше места для неба и воздуха, для передвижения облаков и птичьих маршрутов. Ну, а это из глобальных, базовых трансформаций. Остальные изменения легко укладывается в стилистику и эстетику нашего героического времени. Все больше пустых домов, и вместе с тем — все больше супермаркетов. Все пестрая реклама, и вместе с тем — все беднее одеты пассажиры маршруток. Да и сами маршрутки — чем дальше от центра, тем страшнее.

Все больше и больше золотых церковных куполов. По всему Донбассу — и в бедном, неприоритетном Луганске, и в «богатом», стратегическом Донецке, в частном секторе и на железнодорожных вокзалах, в парках и сельской местности. Такое впечатление, что в память про каждом закрытую шахту здесь строят храм и щедро украшают его золотом, блеск которого хоть как-то оттеняет серость панельных домов и черное пятно фабричной утвари. Возможно, церкви и супермаркеты должны спасать нас в эти смутные времена, наполняя наши сердца верой и уверенностью. В остальном Луганск мало чем отличается, скажем, от Житомира или Ровно, а Донецк — от, скажем, Харькова (прежде всего, за счет свежеотремонтированных «еврообъектов».

Наверное, мне просто не хватает дистанции, чтобы заметить все те различия между Востоком и Западом нашей страны, всю ту поразительную несходство, о которой привыкли говорить профессиональные украинские патриоты. А может, просто везет встречаться с удивительно приятными и интересными персонажами, которые самим фактом своего пребывания в этих местах могут возразить любому из медийных стереотипов. Рискую впасть в другую крайность, но хочется подтвердить, что они, эти жители далекого украинского Востока, действительно удивляют своей открытостью (пусть иногда чрезмерной) и парадоксальностью (пусть иногда наигранной). За ними стоит их культурная и социальная среда, и не могу сказать, чтобы она, эта среда, настолько их не устраивала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)